Как живут русские иммигранты в разных странах мира

11.27.2014 | 10:50

Насколько велика русская диаспора? Точную цифру вряд ли кто-то назовет, тем более что у всех свое представление о том, как считать “русских” — по крови или по языку. По данным известного политолога Вячеслава Никонова, для семи миллионов людей, живущих в дальнем зарубежье, русский язык является родным. Цифра значительно вырастет, если к ним прибавить бывших соотечественников, уехавших из России и стран СНГ, которые говорят по-русски, но для которых он второй язык. Во всяком случае, это несколько десятков миллионов русскоговорящих людей, живущих буквально по всему миру, даже в самых экзотических странах.

Как и всякие иммигранты, русские в этих странах так или иначе жмутся друг к другу — хотя и не всегда, — даже формируя свою субкультуру. Соотечественники, живущие в Германии, Швеции, Южной Корее, Новой Зеландии, Таиланде и Ирландии, рассказывают о том, что представляют собой русские кварталы, чем занимаются, как общаются иммигранты и как к ним относится местное население.ГерманияМаргарита Юкечева, журналист в БерлинеВ Берлине есть районы Марцан и Хеллерсдорф, где до трети населения — русские. И первый, и второй находятся на окраине, застроены многоэтажками и заселены в основном людьми, живущими на социальное пособие. Эти места считаются не особенно благополучными. В Берлине условных русских, большая часть которых этнические немцы и евреи, — от 100 до 300 тысяч, в Германии — до 3 миллионов. В районе Шарлоттенбург-Вильмерсдорф в Западном Берлине живут люди, которым удалось интегрироваться, которые имеют хорошую работу и могут позволить себе снимать квартиру. Во всех этих районах есть русские магазины, садики и школы, православные приходы — в общем, вся необходимая для поддержания духовной связи с родиной инфраструктура. В Берлине есть русские газеты, радио “Русский Берлин”, “Русский дом” с большим количеством кружков для детей и разнообразной культурной программой, есть воскресные школы для детей при церквях. Если человеку очень хочется, он вполне может вокруг себя построить русский мир и прекрасно в нем существовать. Многие, даже прожив в стране десять лет, не говорят по-немецки, смотрят свое (русское, турецкое, грузинское, польское) телевидение и живут в своем уютном иммигрантском мирке.Русские, в отличие от турецкого и арабского населения, быстро и хорошо интегрируются. Обычно уже второе поколение плохо знает русский язык, лучше владеет немецким. Работают русские везде: консультантами в магазинах, врачами, в офисах на разных позициях, ведут бизнес. Почему-то именно русские собирают деньги в туалетах в торговых центрах и на заправках — подозреваю существование “сортирной мафии”.Новая ЗеландияСтас Кулеш, креативный директор в ОклендеПо моим оценкам, в Новой Зеландии живут около 15 тысяч русскоговорящих. Большинство из них оседает в Окленде, потому что это самый крупный город страны. Во время каждого похода за продуктами в центральный супермаркет можно встретить пару-тройку русскоговорящих. Группируются чаще всего в зависимости от того, в какой период времени прилетели. Я называю это волнами.Взрывы в московском метро? Значит, через полгода прилетят несколько десятков человек. Выборы Путина? Ждите пару сотен новых иммигрантов. Новоприбывшие обычно группируются по интересам. На первых порах у них много общего — нужно найти жилье, купить машину, устроиться на работу, решить бытовые и визовые дела. Лишь года через два ситуация стабилизируется, и они вливаются, если хотят и прилагают для этого усилия, в местное мультикультурное общество.Где-то “функционируют” два координационных совета соотечественников, призванных, судя по названию, нас координировать. Приезжал Лавров, завещал поддерживать культуру. По этому поводу иммигранты волны 90-х годов создали аж две конкурирующие организации, которым в перспективе что-то может перепасть с финансируемого из российского бюджета стола. Здесь даже есть русская газета “Наша гавань”, в которой любят Путина и нравоучения и никак не найдут корректора. Финансируется она, стоит заметить, отнюдь не Россией, а местными и не очень фондами поддержки культур и рекламой. Рекламируются там русские механики, юристы, строители, веб-дизайнеры — в общем-то все профессии представлены, можно не учить язык при желании. Все привыкли, что в банке вас обслуживает выходец из Китая, машину чинит кореец, хорват владеет рестораном, вьетнамец программирует, индиец привозит пиццу, русский красит забор — это большая смешанная, свободная страна, мы все в ней “понаехали”. Конечно, маорийцы заявляют, что это их земля, и многие европейские новозеландцы, рожденные здесь в семьях, приехавших в прошлом веке, не очень довольны количеством новоприбывших. Но то расизм, который совершенно не работает за пределами кухонь и фермерских пастбищ. Южная КореяАлексей Ким, изучал культурные традиции предков в СеулеРусскими в Южной Корее называют не только россиян, а всех эмигрантов из СНГ. В Сеуле все русскоговорящие собираются в районе Тондемун. Там есть центральная улица — Пьяная, и я думаю, всем понятно, откуда это название взялось. Тондемун — кусочек России в Корее: русские рестораны, фирмы, турагентства, споты челночников, магазины с продуктами. Здесь вы с большей вероятностью услышите русскую речь, чем корейскую. Стереотипы о нас, впрочем, как и везде: холодно, медведи ходят, многие знают о Байкале, а еще они считают, что “Миллион алых роз” — корейская национальная песня.Кто-то преподает английский, кто-то, естественно, гид-переводчик, нелегалы работают на заводах. Да и те, у кого с визами все в порядке, тоже работают на заводах. Самый распространенный вариант для трудоустройства — это фирмы автозапчастей, которые зачастую принадлежат самим русским, а среди девушек самая популярная работа — это бебиситтер в той же русской семье. Среди всего этого разнообразия профессиональной деятельности самым крутым вариантом считается работа на крупных корейских концернах по приглашению: LG, Samsung, Lotte, Kia. Работать там почетно, потому что стабильно много платят.ИрландияРоман Сит, внештатный корреспондент Lifenews в ДублинеРусские кварталы и сообщества, мне кажется, есть в любом крупном городе мира, и Дублин не исключение. В Ирландии наши соотечественники работают в основном IT-специалистами. Или в сфере обслуживания: официанты, уборщики, продавцы. А вот русского таксиста здесь сложно встретить. Насколько я знаю, очень много мороки с документами, разрешающими такую деятельность. Помимо еженедельного посещения церкви, русские поют в хоре, проводят ланчи, на которых едят блюда из репертуара советской кухни, водят детей в русские школы для иммигрантов. Все эти люди кооперируются и не теряют связи друг с другом. В Дублине, например, есть модный заводила со смешным прозвищем, — он устраивает совковые русские вечеринки, где играют “Руки вверх”, “Русский размер” и другая фигня.Ну и, конечно, есть пара русских ресторанов с холодцом и водкой. Ко всему этому разнообразию житейских моментов ирландцы относятся весьма равнодушно: большинство из них почти ничего не знает о России, да и проблемы с иммигрантами, как, например, в Англии и Франции, тут пока еще нет, поэтому все относительно спокойно.ШвецияРоман Гайдур, CAD-дизайнер и проектировщик в ГетеборгеВ Гетеборге живут около двух тысяч русских, и почти все пытаются поддерживать связь с бывшими, да и нынешними, соотечественниками. В городе есть так называемое “русское сообщество”. Люди там встречаются, общаются, организуют выставки и театральные постановки, проводят вечера знакомств. Я сам пел в русском народном хоре, когда жил в городе Сундсвалль, но перестал туда ходить со временем. Я общаюсь с соотечественниками: у нас есть компания, мы играем в “Мафию”, смотрим кино с пиццей и пивом, ездим на природу. Многие русские отдают своих детей в клубы русского языка, школы и кружки: там они учат не только родной язык, но и литературу. В Гетеборге есть русский театр под руководством Якова Клебанова, там русские знакомятся между собой, так же как и на курсах шведского, в социальных сетях. Можно познакомиться даже в русском магазине, который называется “Бабушка”.Как и во многих других странах, в Швеции русские часто работают в сфере информационных технологий. IT-специалистов часто находят, когда они еще живут в России или Украине. Обучают всему, что они еще не умели, и сразу же трудоустраивают. На то, кем работает иммигрант, влияет многое: готов ли он тратить несколько лет, чтобы научиться чему-то новому, хочет ли он говорить по-английски или по-шведски на каком-то приемлемом уровне, чем он занимался дома и почему оказался здесь.Шведы с иронией и удивлением относятся к российским политическим процессам и законам; многие не понимают, что делает Путин. СМИ предпочитают выносить на повестку дня негативные новости о России — на это, по крайней мере, жалуются русские, которые здесь живут.


Добавить комментарий

Календарь

rusrek.com: Невролог Ирина Коган  1346-36  1419-27  (718) 676-0111 (718) 975-4575 rusrek.com: 1451-60 Always Home Care - 1068-100 -  (718) 843-8430


rusrek.com: City wide health rusrek.com: Unique Pain Medicine 1100-01

Репортажи